Низький рівень життя громадян наслідок неефективної економіки. Дерадянізація, як очікувалося багатьма, не привела до якісного підвищення рівня життя пересічного громадянина, навпаки, соціально-економічні показники здебільшого або падають, або стагнують. Якою ж мірою причина цього в нерозумному слідуванні західним порадам і власній обмеженості?

Розбираємося з Олександром Антонюком, економістом, який став успішним  у Західній Європі й, відповідно, бачить картинку зсередини.

— В українському істеблішменті за останні років 15 є дивний консенсус щодо безальтернативності неоліберального курсу економіки, зараз же лексика, а часто-густо й практика влади, багато в чому взагалі соціал-дарвіністська. Як таке могло статися на території, де ще покоління тому деякі соціалістичні здобутки були настільки наочні, що альтернативи лівому курсу, здавалося, не було?

— В истории бывают разные повороты, и не первый раз происходит регресс. Задача мыслящих людей заключается в том, чтобы творить, направлять историю в прогрессивном направлении. Для меня логика истории человечества в эмансипации, всё возрастающем равенстве. В этом смысле Украина действительно движется сейчас против логики исторического развития. Но это, кстати, глобальная тенденция: как показывают в своих работах Стиглиц и Пикетти, за последние десятилетия неравенство и на Западе выросло, в противоположность послевоенным десятилетиям. В отличие от Украины, правда, на Западе об этой проблеме говорят на всех уровнях, даже супербогатые индивиды. У нас в банке регулярно проходят семинары о пагубности неравенства!

ЛОГИКА ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ЭМАНСИПАЦИИ, ВСЁ ВОЗРАСТАЮЩЕМ РАВЕНСТВЕ

Почему в Украине доминирует социал-дарвинизм? Я думаю, это краткосрочное явление, вызванное полным доминированием в политике (а потому и в идеологии) богатых и супербогатых.

— У багатьох громадян, і не тільки пересічних, є віра в те, що «заграница нам поможет» і що Захід безумовно хоче нашого добробуту та добра, а всі небезпеки лише від Росії. Це наївно й однобоко, більше того, протирічить здоровому глузду, але багато людей у це вірить. Які найпростіші аргументи, щоб опонувати такому інфантильному ставленню?

— Проще всего — взглянув внимательнее на сам Запад, на его социальные проблемы, устройство экономики и внешнюю политику. Конечно, на Западе есть много людей, которые действительно хотят добра всем: есть волонтеры, проводящие годы в африканских деревнях, безумное количество благотворительных обществ. Но вместе с тем многие западные страны испытывают глубокие социальные конфликты. Неравенство в некоторых странах, например США и Великобритании, настолько глубоко, что иногда трудно даже назвать людей из разных слоев представителями одной нации. Кроме того, идет жесткая конкуренция между самими же западными странами и компаниями.

ПОКА В ПОЛИТИКЕ ЗАПРАВЛЯЕТ ЭЛИТА, СИДЯЩАЯ НА СЫРЬЕВЫХ ЭКСПОРТНЫХ АКТИВАХ, НИКАКИХ СУЩЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОЛИТИКЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ДАЖЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИ

Поэтому наивно даже ожидать, что в такой ситуации кто-то будет «желать добра» Украине в плане конкретных действий. Обыватели «желают добра», конечно, в своем понимании, как, например, перед вторжением в Ирак (как было потом доказано, под лживым предлогом) обычные люди отвечали «надо освободить Ирак от тирана, и пусть они заживут, как мы». Для компаний расширение сферы влияния — это расширение рынков, поэтому они всегда «желают добра» странам, готовым принять их доминирование. Среди политических элит, кроме того, до сих пор присутствует имперское мышление, что ли.

Подытоживая, глобальная система устроена очень жестко и конкурентно, никто интересы Украины, за исключением, когда они совпадают с интересами сильных игроков, не будет реально отстаивать. Но в конкурентной глобальной экономике интересы Украины не совпадают с их интересами. Все стремятся к доминированию, например, сильные украинские компании на внешних рынках были бы угрозой для Запада.

— Влада у всіх своїх реформах прикривається МВФ. Чи дійсно у цій міжнародній структурі сидять такі собі «сатаністи», ненависники простих людей і країн третього світу, або тут все-таки є прагматична логіка, що передусім власне влада країни має відстоювати національні інтереси і згідно із цим формувати запит на міжнародну допомогу?   

 — Я не много знаю о деятельности МВФ, но мне пришлось столкнуться с некоторыми из их «сатанистских» проявлений. Например, они жестко стоят за поднятие цен на газ для населения до мирового уровня, несмотря на наличие более дешевого местного газа. Тут, думаю, важнее не прямые интересы западных игроков (хотя сын экс-вице-президента Байдена заработал на частной газодобыче в Украине), а скорее на идеологическом доминировании (нео)либерализма среди западного административного аппарата. Я с этим по работе часто сталкиваюсь. Экономисты и чиновники в основной своей массе не копались в основах политэкономии или даже экономики. Они повторяют и проводят в жизнь установившиеся клише. Волна (нео)либерализма на Западе началась в эпоху Рейгана и Тэтчер, потом ей был дан большой дополнительный импульс при развале СССР. Но, как я уже отметил, тенденция сменилась. Везде говорят о неравенстве, даже в Давосе!

А про ссылки украинской власти на МВФ просто стыдно слушать. С одной стороны, культ борцов за независимость — и тут же спокойный отказ от финансовой независимости. Даже маленькая Исландия отказалась выплачивать долги жульническим банкам после финансового кризиса, несмотря на очень жесткие угрозы со стороны Великобритании. К сожалению, у большой части населения уже настолько занижена самооценка, что такое унизительное подчинение МВФ поддерживается.

— Перетворена на чарівну казку асоціація з ЄС допоки жодним чином не покращила соціально-економічне становище громадян. Які є перспективи в цих умовах не перетворитися на аграрно-сировинний придаток розвиненого світу, а добитися більш справедливих, більш рівних стосунків із ЄС?

— Украина уже превратилась в придаток. Какую высокотехнологическую продукцию мы производим? Пару самолетов в год? Изменить это могут только радикальные изменения в политике. Пока в политике заправляет элита, сидящая на сырьевых экспортных активах, никаких существенных изменений в политике не может быть даже теоретически. Единственных выход — создание низовых движений, партий, которые бы пришли к власти и провели прогрессивную экономическую политику.

«ОБЩЕЕ ПЕРЕДАТЬ ЧАСТНОМУ ЭФФЕКТИВНОМУ СОБСТВЕННИКУ» — УДИВИТЕЛЬНО, НАСКОЛЬКО ЖИВУЧ ЭТОТ СТЕРЕОТИП, НЕСМОТРЯ НА ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЕ ПРИМЕРЫ НЕЭФФЕКТИВНЫХ, АЛЧНЫХ, А ЧАСТО И ПРЕСТУПНЫХ ЧАСТНЫХ СОБСТВЕННИКОВ

— Непопулярні, а на думку багатьох, і антинародні реформи полягають у тому, що треба перерозподілити поки що спільне на користь багатих, або збільшити матеріальну відповідальність, як правило, бідного громадянина, як-от у питанні підвищення тарифів. Реформи постмайданної влади у галузі пенсійного забезпечення, медицини, тарифів, землі тощо саме про це. Натомість спроби критики натикаються на фрази-кліше, що «ринок усіх розсудить». Чи дійсно це так?

  Конечно, не так. Рынок — это необузданная стихия, на Западе, например, он очень плотно регулируются. Когда меньше регулируется, как финансовый рынок до кризиса 2008 г., — получаем глобальные потрясения.

«Общее передать частному эффективному собственнику» — удивительно, насколько живуч этот стереотип, несмотря на всем известные примеры неэффективных, алчных, а часто и преступных частных собственников. Такие мозговые вирусы приходят и уходят, украинское общество скоро выздоровеет и отойдет от примитивных идей XVIII в.

Живя на Западе, особенно остро ощущаешь нелепость курса на приватизацию всего и вся. В Европе очень много государственных компаний, и во многих секторах они гораздо успешнее частных. Например, мне довелось пожить в Великобритании, где приватизировали ж/д-сектор, и во Франции, где он под контролем госкомпаний. Разница колоссальная в пользу Франции, там качество железных дорог гораздо выше, и цены гораздо ниже. Единичный пример не показатель, конечно, но есть теоретические обоснования, почему в капиталоемких секторах рынок не работает. Об этом была моя недавняя статья, изданная в Украине («Проблемы «невидимой руки» рынка»).

— Євроромантики і професійні грантоотримувачі винять у всьому корупцію. У той же час є чомусь поки непопулярна думка, що передусім треба дати новий поштовх розвитку економіки, розпочати нову індустріалізацію як частину комплексної модернізації. Де баланс?

  По-моему, коррупция тоже вторична. Есть западные страны, в которых очень сильны коррупция и бюрократия. Например, практически все крупные банки были оштрафованы в какой-то момент за отмывание денег и другие нарушения. Многие крупные компании в энергетике были вовлечены в коррупционные скандалы. Странно предполагать, что отсутствие коррупции может привести каким-то образом к существенным экономическим изменениям.

— Окрім євроінтеграції, боротьби з корупцією, «подалі від Москви» є ще один фрейм української політики — це розвиток малого і середнього бізнесу. Але справедливіше сказати, що він у нас розвивається скоріше всупереч державі. Причина в тому, що українська влада відображає інтереси великого компрадорського капіталу, чи може щось інше?

  Главенство малого и среднего бизнеса — очень забавный (нео)либеральный лозунг. Страны малого и среднего бизнеса — это бедные страны. В Индии много всяких мелких бизнесов, в Украине на каждом углу кофе с машины продают. Это лучше, чем вообще сидеть без работы, но основа экономического могущества богатых стран — это крупные компании. В них сконцентрированы технологии и специалисты.

— Аграрна супердержава — це, безперечно,  з жанру фентезі, але, мабуть, селянські архетипи ірраціонально підштовхують вірити в це багато українців. При цьому, приміром, відомий, а зараз популярний у певних колах України норвезький економіст Ерік Райнерт каже, що голод буває виключно у відсталих аграрних країнах. Як відродити і чи можливо взагалі відродити престиж індустріальної праці?

  Я не разделяю восхищения сельскими архетипами, и очень странно, что в довольно урбанизированной Украине они приобретают все большую популярность. Становится стыдно, когда на деловые встречи украинские партнеры приходят в вышиванках. Может, баварцам в кожаных шортах приходить на подписание контрактов с французами, скажем?

СТАНОВИТСЯ СТЫДНО, КОГДА НА ДЕЛОВЫЕ ВСТРЕЧИ УКРАИНСКИЕ ПАРТНЕРЫ ПРИХОДЯТ В ВЫШИВАНКАХ

Авторитет можно возродить, создав успешные, технологически прогрессивные компании, в которых будут достойно платить. Для этого нужна целенаправленная политика, сами собой или «иностранными инвестициями» украинские «Сименсы» не возникнут.

— Енергетичні шляхи, а отже, і конфлікти сучасного світу: де місце України, враховуючи, що після Майдану і початку війни українська ГТС перестала бути потужною енергетичною перевагою?

О ГТС уже можно забыть, «Газпром» все равно уже переключится на «Северный поток». Но все же оставшиеся объемы можно было бы транзитировать, глупо терять возможность.

Но $2 млрд в год за транзит все равно не спасут экономику Украины, нам нужны более масштабные компании и доходы. Для сравнения, доход «Сименс» £80 млрд в год. На основе «Нафтогаза» нужно строить мощную компанию. Обратите внимание: «Нафтогаз» почему-то ушел из Египта, а, при этом, даже восточноевропейские мелкие компании вроде MOL скупают активы по всему миру.

УДИВИТЕЛЬНО, НО В УКРАИНЕ ОРИЕНТИРУЮТСЯ НЕ НА ПРОГРЕССИВНЫЕ СТРАНЫ, А НА КОНСЕРВАТИВНЫЕ ОБЩЕСТВА С СЕРЬЕЗНЫМИ СОЦИАЛЬНЫМИ ПРОБЛЕМАМИ ВРОДЕ США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ

— На ваш погляд, у яких країнах Європи зараз реалізуються найцікавіші соціально-економічні експерименти (зрозуміло, з точки зору користі для громадян)?

Из известных мне Скандинавия, как всегда. Basic income в Финляндии, «революция кастрюль» в Исландии, 6-часовой рабочий день в Швеции. Удивительно, но в Украине ориентируются не на эти прогрессивные страны, а на консервативные общества с серьезными социальными проблемами вроде США и Великобритании.  

Передплата на сайт-газету nr-logo

1 міс. Время доступа:
1 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
30,00 грн
3 міс. Время доступа:
3 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
90,00 грн
6 міс. Время доступа:
6 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
180,00 грн
12 міс. Время доступа:
12 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
360,00 грн
07.12.2017 new-republic

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Login form

[wppb-login]

×