Этот дефицит открывает путь всевозможным манипуляциям, сознательному расчеловечиванию достаточно больших социальных групп. Он же является одним из основных факторов войны. Вместе с политологом Сергеем Белашко анализируем причины плачевного положения нынешней Украины.

О фатальных последствиях пустой политики, профанации истории, образования и социального согласия расспрашивает эксперта лидер республиканцев Павел Викнянский.

— Сергей, здравомыслие улетучивается из Украины, как озон из атмосферы Земли. Удивляет, как на наших глазах люди, воспитанные в системе образования, которая старалась удерживать большой контекст, находилась в залоге культуры Просвещения, так быстро обмельчали. Как же это случилось?

— Этот процесс обмельчания начался не сегодня и не вчера. И он не ограничен рамками Украины. Еще в 1980-е была утрачена динамика глобального развития. После Второй мировой войны в мире происходил ускоренный рост, и люди буквально каждый год отмечали, что «жить стало лучше, жить стало веселее». Если взять Украину, то это были рост и развитие промышленности, урбанизация, строительство городов… Соответственно, улучшались жилищные, материальные условия людей, у них появлялись телевизоры, холодильники, стиральные машины. Да, был дефицит, но тем не менее любой городской и сельский труженик, пусть и постояв 2 года в очереди, все это мог себе купить. Более того, была обратная проблема — у людей не было куда тратить деньги. Система досуга была относительно не развита и сводилась к достаточно бюджетному внутреннему туризму: спортивному, познавательному либо пляжному. Причем этот туризм имел ярко выраженный сезонный характер (с конца мая по конец августа), а зимний отдых был развит слабо.

Люди, которые достигли своей зрелости к 1980-м, утратили динамику развития и соответствующие ориентиры. Когда Хрущев говорил: «К 1980г. мы построим коммунизм», ему все верили, потому что, сравнивая 1945-й с 1960-м, видели колоссальные отличия и предполагали, что между 1960-м и 1980-м будут еще большие отличия — ибо научно-техническая революция, ускорение прогресса. И в других странах полагали, что эта революция будет идти по нарастающей, что уже в ХХ в. люди начнут колонизировать Луну и осваивать глубины мирового океана, а роботы будут их повседневными помощниками. Однако НТР ХХ в. достигла своего предела к середине 1960-х. Еще пару десятилетий ушло на то, чтобы ее достижения проникли буквально в каждый дом: все эти телевизоры, холодильники, стиральные машины, пылесосы, газовые и электроплиты стали неотъемлемой частью нашей жизни, кардинально ее изменив и упростив. И по мере того, как удовлетворялись материальные потребности, на первый план выходили потребности в самореализации.

Другой очень важный момент — социально-демографический. Наши родители, условно говоря, были дети героев. Формула «деды воевали» ведь не на пустом месте появилась. А отцы наши не воевали. Они были таким мирным, если угодно, травоядным поколением, которое выросло в тени своих родителей-героев — мирными инженерами, медиками, учителями, агрономами, библиотекарями и т.д. Даже офицеры из этого поколения были вполне мирными. Афганистан коснулся только определенного сегмента Советской армии, но абсолютное большинство военных в «горячих точках» задействовано не было.

В итоге выросло поколение, которое относилось к достижениям своих родителей со скептицизмом. Позже, во многом искусственно, этот скептицизм перешел на более ранние поколения, фактически на всю украинскую историю. Оказалось, что советский период — это плохо, имперский период — это плохо. Сейчас уже говорят, что казацкий период — тоже плохо, потому что там была анархия и война всех против всех, а Переяславская Рада — вообще ганебна зрада. Если конфликт с Польшей будет и дальше нарастать, узнаем, что Речь Посполитая — это тоже суцільна ганьба.

Фактически украинцы свою историю полностью деконструируют. Другие народы для развития, направленного в будущее, как-то конструируют содержательные моменты, старательно выстраивают исторический нарратив, который объясняет им самим и окружающим, кто они, откуда и чего хотят. Украинцы, наоборот, нарратив, наработанный в предыдущие лет 200 — с момента, как, собственно, появилась историческая наука, отбрасывают и пытаются слепить вместо него какойто суррогат из отдельных мифов. Причем эти мифы зачастую противоречат друг другу. С одной стороны, говорят о «Великой Отечественной войне украинского народа с российскими оккупантами», просто копируя советские клише, вплоть до речевых конструкций. С другой стороны, рассказывают, что никакой Великой Отечественной войны не было, а была гитлеро-сталинская или советско-немецкая война.

Если мы внимательно посмотрим вокруг, то увидим аналогичные процессы и в других регионах мира, например на Ближнем Востоке. Было «племя героев», которое создавало партию «Баас», строило арабский социализм, реализовывало какието глобальные проекты — повороты рек, огромные плотины, новые города и пр. В следующем поколении это выродилось в бессмысленные парады, тотальную коррупцию и межклановые разборки. А потом подросло новое поколение пассионариев, и началась «Арабская весна».

Стоит особо отметить, что каждое новое поколение становится все менее фундаментально образованным. Раньше сам массив знаний был не такой огромный, люди могли себе позволить учить латынь, древнегреческий, еще 5-7 языков в классической гимназии, и этого багажа знаний хватало на всю оставшуюся жизнь. Чтобы пополнять свои знания и быть в курсе всех передовых трендов, достаточно было выписать 2-3 журнала и периодически общаться с одноклассниками. Сейчас знания, полученные в школе, во многом устаревают к моменту получения аттестата о среднем образовании.

Есть глобальные тренды и вызовы, с которыми сталкивается человечество. Одни общества находят адекватные ответы на эти вызовы, а другие — нет, и они выпадают из каравана общественного развития, плетутся сзади. Мы видим, как адаптируются успешные общества, те же Швейцария, Норвегия, Австрия…

ПОЛИТИКА НЕ ТЕРПИТ ПУСТОТЫ. ЕСЛИ ВОЗНИКАЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПУСТОТА, ОНА БУДЕТ ЗАПОЛНЕНА ИЗВНЕ

— Чем чревата такая, с Ваших слов, неадекватность целого государства?

Украина всячески демонстрирует, что она не достойна суверенитета, не способна его осуществлять. Значит, происходящие в ней события будут определяться в других странах. Причем не только национальными властями, но и корпорациями, криминальными сообществами, клубами миллиардеров и т.д. Политика не терпит пустоты. Если возникает политическая пустота, она будет заполнена извне.

Возвращаясь к Украине, как в нынешних условиях мифотворчества все же актуализировать рациональность?

— Мы должны понимать внутренние и внешние факторы, видеть региональный, глобальный контекст. Меня всегда поражали коллеги, которые пытаются изучать мировую историю и географию по глобусу Украины. Вот сейчас обсуждают «хорватский сценарий» в отношении Донбасса… а почему не опыт Шри-Ланки, спрашивается? Да потому, что многие «эксперты» не знают, где она находится!

САМЫЕ МЕДИА-ВОСТРЕБОВАННЫЕ ЭКСПЕРТЫ — ТЕ, КОТОРЫЕ МОГУТ С ВИДОМ ИНСАЙДЕРСКОГО ОТКРОВЕНИЯ ГОВОРИТЬ ПРЕДЕЛЬНО БАНАЛЬНЫЕ ВЕЩИ

Самые медиа-востребованные эксперты — те, которые могут с видом инсайдерского откровения говорить предельно банальные вещи. «Украина — парламентско-президентская республика…» и таємничо посміхається. Причем такие есть из разных поколений. И молодые, которым до 30 лет, тоже с пафосом рассказывают, что «влада поділяється на законодавчу, виконавчу та судову». Смех смехом, но журналисты это всё воспринимают на ура… А когда начинаешь рассказывать о том, что украинские события последних лет очень похожи на то, что происходило в Гватемале в начале 1970-х, реакция примерно такая: «Ой, та це щось таке непонятне… Ви краще скажіть, Саакашвілі повернеться чи не повернеться? І чи будуть позачергові вибори?» 

Самая большая проблема Украины — это дефицит здравого смысла! Он открывает путь всевозможным манипуляциям, сознательному расчеловечиванию достаточно больших социальных групп. Он же является одним из основных факторов войны. И это далеко не все его негативные последствия.

Мы видим, что украинцы сознательно разрушают институты. Причем не только государственные или политические, но и социальные. Институт семьи, например. Начиная с идиотских шуток: «Спрячь бабушкин паспорт, не дай украсть твое будущее», и заканчивая призывами некоторых политиков вообще никому не платить пенсии, типа, должны заботиться дети. Это уже в мейнстриме, уже считается правилом хорошего тона «погыгыкать» над подвигами собственных предков или над «бабушками Черновецкого», которые якобы продают будущее своих внуков за гречку.  Это скотство, по-другому нельзя назвать! Ведь бабушка эта за гречку пошла голосовать потому, что ее внук — конченный идиот, который не способен ей эту гречку купить, а ходит по улицам и орет: «Понад усе!».

Человечество, набив кучу шишек и синяков, пришло к выводу, что заботиться о стариках жизненно необходимо. Не потому, что это хорошо, морально или правильно. А потому, что это гарантирует выживаемость и устойчивое развитие популяции, обеспечивает конкурентные преимущества обществ, которые заботятся о своих стариках, по сравнению с теми, которые о стариках не заботятся. Все общества, где стариков относили умирать в лес или в горы, в итоге деградировали и погибли!

НАТИСКАЙТЕ, ЩОБ ПЕРЕДПЛАТИТИ «НОВУ РЕСПУБЛІКУ»!

Передплата на сайт-газету nr-logo

3 міс. Время доступа:
3 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
90 грн
6 міс. Время доступа:
6 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
180 грн
12 міс. Время доступа:
12 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
360 грн
01.10.2018 new-republic

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Login form

[wppb-login]

×