How to reduce the outflow of People’s money to offshores: Successful experience (en)

Верхушка морочит народ махровым популизмом. В результате избиратели массово говорят: «Политики нас грабят, но мы ничего не можем сделать!» И когда появляются не лжепатриоты, а настоящие, ответственные политические активисты, прогрессисты, не из телевизора и не из уличных стай, тогда избиратели спрашивают их с недоверием: «Ну, а что вы сделали?» На самом же деле республиканцы и некоторые другие новые левые — в авангарде борьбы с выводом народных денег в офшоры. Разобраться в этих вопросах нам поможет эксклюзивное интервью с Томмасо Фаччио, видным западноевропейским специалистом по деофшоризации.

В мире появляются новые силы, стремящиеся прекратить несправедливое «выдаивание» национальных богатств эгоистичным бизнесом. В Западной Европе уже несколько лет успешно борются, в частности, с негативным влиянием офшоров, со схемами выведения тех средств, которые по справедливости принадлежат нациям. Многие слышали о Сноудене, о Panama Papers. Прокручиваются многочисленные неэтичные и нелегальные экспортные операции, посредством которых Украина, например, теряет сотни миллионов долларов ежегодно. Как работают эти схемы, кто и как может прищемить хвосты мошенничеству и воровству — об этом в интервью с руководителем секретариата Независимой комиссии по реформированию международного корпоративного налогообложения. Профессор Ноттингемского университета показал непростую внутреннюю кухню контрсистемных исследований и их реализации, рассказал, что у нас, украинских прогрессивных сил, есть успешные коллеги, союзники во многих странах.

ДЛЯ СПРАВКИ

В октябре 2018г. в Киеве, при активном участии Партии «Республика» прошла кампания по информированию общественности о результатах исследования «Перемещение прибыли при экспорте железной руды в Украине». Международная группа аналитиков работала по инициативе независимых профсоюзов Криворожья, при поддержке группы Европарламента GUE/NGL (Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера). Результаты исследования дают основания говорить, что международными бизнес-группами, с использованием иностранных низконалоговых юрисдикций, пагубных особенностей глобальной и украинской экономической и политической системы, в 2015–2017гг. была выведена из Украины, не обложена справедливыми налогами, прибыль в размере около $520 млн.

А в целом, через подобные схемы при экспорте металлургической и сельскохозяйственной продукции, около $3 млрд прибыли ежегодно проходят мимо украинского бюджета, т.е. украинский народ недополучает около $540 млн.

Вы один из авторов исследования «Перемещение прибыли при экспорте железной руды из Украины», инициированного независимыми криворожскими профсоюзами, организованного международной группой исследователей (при Вашем активном участии) и поддержанного украинскими левыми — организациями «Соцрух», платформа «Старт» и Партия «Республика». До того и, наверное, после вы исследовали еще немало историй о подозрительных экспортных операциях. Чем отличаются украинские процессы перемещения прибыли от неукраинских? Существуют ли какие-либо украинские особенности перемещения прибыли?

Что мы установили в нашем исследовании, так это существенное несоответствие между рыночными ценами на продукты и ценами от украинских филиалов международных компаний. Размер разницы свидетельствует о высоком риске того, что происходит перемещение прибыли. Если, допустим, я хочу перевести прибыль из Украины в более выгодную с точки зрения налогообложения страну, вроде Швейцарии, то я сокращаю цену, и вот моя прибыль в Украине становится меньше, а прибыль в Швейцарии или другой подобной стране — больше, потому что в другой стране налог низкий или нулевой.

Уникальна ли в этом отношении Украина? Что касается вышеупомянутой схемы — вероятно, нет. Во многих странах международные компании используют этот тип методов уклонения от уплаты налогов. Более точному ответу мешает проблема секретности. Точные данные об объеме перемещения прибыли связаны с данными о конкретном товарном рынке, о конкретных операциях ряда международных компаний, о многих платежах, транзакциях той компании, которая выбрана объектом исследования. При наличии необходимой информации, я предполагаю, что подход, способ, стратегии многих украинских экспортеров похожи на вышеописанную cхему, но размер дисбаланса между ценами, объем перемещения прибыли может отличаться.

Правительства развитых стран в последние годы стали использовать более жесткие подходы в отношении экспорта и импорта капитала, в отношении офшоров. Насколько такие действия эффективны, и достаточны ли они? Это результат последовательной политики государств? Может быть, это просто попытка ответить на скандалы Panama Papers, Paradise Papers и др.?

G20 и Евросоюз, через ОЭСР, проводят большое реформирование. Эти реформы ОЭСР являются в основном попыткой закрыть некоторые дыры, через которые выводятся прибыли. Однако легальное уклонение от уплаты налогов все еще существует. Оно довольно легко осуществляется в рамках международной компании, путем ценовых транзакций между юрлицами одной группы компаний.

Сейчас в ЕС рассматриваются альтернативные подходы к решению этой проблемы. Есть тенденция к рассмотрению группы компаний как связанного, консолидированного бизнеса. Такое рассмотрение требует учитывать, сколько людей, продаж, активов имеет та или иная группа компаний, и сравнивать все это с долей прибыли в этой группе, применять показатели к группе в целом. То есть если в Украине находится 20% продаж, активов, людей группы, то 20% прибыли международной группы должно пойти украинским налоговым органам. Если 1% продаж, активов, людей группы находится в Швейцарии, то нужно заплатить налоги с 1% процента прибыли группы налоговым органам Швейцарии. Еврокомиссия предложила это, Европарламент одобрил это, теперь решение за Евросоветом, и на этом уровне есть серьезное сопротивление со стороны ряда стран, которым невыгодны такие реформы, — например, Нидерландам, Ирландии, Люксембургу.

Так что реформирование все еще в процессе, оно не завершено. Хотя ОЭСР сделала много.

В Украине крупный бизнес и всякие пиарщики, которые его обслуживают, пытаются оправдывать использование офшорных схем, говоря, что такие схемы помогают украинским компаниям лучше конкурировать с другими корпорациями, особенно с российскими. Вы знаете, конечно, о нынешнем конфликте между Украиной и Россией. Используется ли такая риторика на Западе, и как оппонировать таким, с позволения сказать, аргументам?

Если компания уклоняется от уплаты налогов — это уже сложно назвать добросовестной конкуренцией. Конечно, если эта компания платит меньше налогов, то она имеет больше денег на реинвестирование. Но в реальности они не инвестируют в трудоустройство работников, в людей. Их деятельность, их избегание налогов ведет в основном к тому, что богатые становятся богаче, а бедные — беднее.

Международные компании имеют лобби в правительствах, и понятно, почему некоторые правительства сопротивляются изменениям, реформированию налоговой сферы. Если вы хотите реформировать международное налогообложение, то это угроза интересам многочисленных и влиятельных консалтинговых компаний, налоговых консультантов, аудиторов, посредников, так что правительству проще сдаться, поддаться их давлению, если в этом деле отсутствует давление со стороны гражданского общества, требующего реформ. Конечно же, реформы будут более эффективными в стране из категории либеральных демократий, в стране с большей прозрачностью. Хотя реформирование при отсутствии этих факторов будет тоже трудным, но это будут другие трудности. В стране вроде Украины такое реформирование намного труднее осуществить, чем в стране вроде Швеции.

Какие случаи успешных расследований перемещения прибыли, которые привели к судебным приговорам, штрафам, возмещению денег в пользу бюджета, вы можете вспомнить? Что позволило бюджетам получить эти деньги, и что позволило тюрьмам получить этих мошенников?

Расследования успешны, когда сильны налоговые органы. Например, если вы посмотрите на диджитал-компании в Великобритании, — а в ней слабые налоговые органы, то вы увидите Google, которая около 10% своих продаж, своего оборота имеет в этой стране. Великобритания — самый большой из европейских рынков для Google — но компания платит налоги на сумму лишь около $100 млн. А вот в Италии налоговые органы договорились, чтобы Google платила намного больше, около $300 млн, хотя доход Google в Италии значительно ниже, чем в Великобритании.

Эти факты означают, что налоговые органы, власти могут торговаться, заключать выгодные сделки с международными компаниями. Поэтому власти Франции или Италии собирают больше налогов с международного бизнеса по сравнению с Великобританией с ее слабыми налоговыми властями.

Глобально человечество выигрывает или проигрывает эту войну? Расскажите, пожалуйста, о каком-то случае, когда не только расследование оказалось результативным, т.е. установление истины стало финальной точкой, но и окончательное завершение истории состоялось. О случае, когда деньги, которые кто-то пытался скрыть от бюджета, были в конце концов переданы нации, в бюджет, а не в корпоративные карманы.

Процесс продолжается. С 2015г. предпринимаются попытки изменить правила, чтобы сделать легальное уклонение от налогов более трудным для международных компаний. Есть несколько инициатив по открытости. Например, банки Евросоюза теперь показывают пострановую отчетность, которая демонстрирует, где и как формируются прибыли. Это приведет к увеличению налогов, которые они уплачивают. Некоторые из реформ уже успешно меняют способы, которые использовались ранее для избегания уплаты налогов, они ослабляют некоторые вопиющие схемы уклонения от уплаты налогов. Но реальность такова, что больших изменений, ведущих к уменьшению объема легального уклонения от уплаты налогов в международном масштабе, не видно. Объем налогов, уплачиваемых международным компаниями, стабилен в течение последних 5-6 лет. Это долгий процесс. Сделаны маленькие шаги, и нам нужно сделать более серьезные шаги, реформы. ОЭСР, посредством своей работы по налогообложению цифровых международных диджитал-компаний, теперь открыта для более широких реформ, что является многообещающим, но, конечно, посмотрим, где закончится этот процесс.

Примеры успеха есть. Австралийская компания BHP недавно была вынуждена заплатить австралийскому государственному бюджету $386 млн с прибыли от экспорта горного конгломерата, хотя первоначально пыталась перевести прибыль в Сингапур, чтобы снизить налоговые выплаты. Австралийское общество могло упустить эти большие деньги, но не упустило их. Правительство заключило соглашение c BHP, по которому компания обязалась выплатить австралийским налоговым властям $386 млн.

В Украине капиталисты и политики — это единое целое, политика украинского правительства отделена от бизнеса только декларативно. И вся эта политико-экономическая «элита» уже около 30 лет работает как насос, транспортирующий богатство, все виды ресурсов за границу. Лишь очень небольшая часть этих ресурсов возвращается назад в форме «черных» денег для подкупа, для финансирования нечестных выборов, политики в целом. Но, получается, что тем странам и их народам, куда выводят средства, — это выгодно… Поэтому имеем ужасное противоречие, конфликт интересов. Как мы можем преодолеть его?

Я думаю, единственный путь — это больше прозрачности. Необходимо добиваться от украинских владельцев международных компаний публиковать данные об их доходах, о размерах прибыли, о количестве уплаченных в Украине налогов, это называется публичная пострановая отчетность, и сравнивать эти цифры с тем, каковы показатели по всей этой группе компаний. В некоторых странах, где правительство и международные компании слишком близки, связаны, имеют общие интересы в уклонении от уплаты налогов, — требуется поддержка международного сообщества, давление извне.

Вероятно, это должно делать украинское гражданское общество?

Да, украинское гражданское общество, международное сообщество, другие правительства, G20, европейские правительства — всем правительствам, которые ведут дела с Украиной, следует оказывать давление для осуществления реформ в сфере уклонения от уплаты налогов в Украине. Вероятно, в абсолютных цифрах количество денег, выведенных из Украины путем уклонения от налогов, и невелико по сравнению с выведенным из Германии, например, или Италии, Франции, Великобритании, США. Но в относительных, т.е. в виде процентов от ВВП, можно предположить, что украинские цифры будут выше.

В Украине расследователей и активистов, которые пытаются понять, почему и сколько денег несправедливо выводится в другие страны, часто осуждают, хотя международные медиа ведут борьбу с выводом средств за рубеж. Такое расследование на Западе — дело левых партий и движений? Или скорее правых? Или разницы в этом нет? Бывают ли случаи преследования, насилия в отношении разоблачителей и общественно-политических активистов, которые доказали преступления или манипуляции корпораций?

Если посмотрим персонально на тех людей, которые были вовлечены в громкие дела по утечке компрометирующих данных о корпорациях, рассмотрим все эти leaks (утечки информации. — Ред.), то увидим, что большинство расследований, разоблачений исходит от левого крыла политической идеологии. Да, они часто преследуются правительствами, потому что раскрывают многое из такого, что система не хочет раскрывать.

Западные общества, надо полагать, более чувствительны к нарушениям социальной ответственности компаниями. Какие инструменты для стимулирования корпораций быть более ответственными, моральными, открытыми вы знаете и можете порекомендовать? Не юридические, а некие формы публичного давления, законного и ненасильственного при этом.

Да, есть различные способы, пути для этого. Например, бойкотирование компаний за участие в уклонении от уплаты налогов, в частности путем предоставления им контрактов на госзакупки. Есть еще особые инициативы — например, в Великобритании это инициатива под названием Fair Tax Mark: она анализирует деятельность компаний в аспекте уплаты налогов, чтобы называть лучшие и худшие компании с этой точки зрения. Соответственно, компании стремятся лучше выглядеть в этом престижном рейтинге.

Кроме того, акционеры все больше и больше стремятся к тому, чтобы их вложения были в прозрачном бизнесе, с хорошей репутацией. Поэтому акционеры иногда оказывают давление на корпорации, уклоняющиеся от уплаты налогов.

Например, один из крупнейших инвестфондов, инвестирующий в тысячи компаний, призывает международные компании к опубликованию пострановой отчетности, к большей прозрачности. Недавно сформированная группа банков и сберегательных обществ в Европе, делающая инвестиции приблизительно на $20 млрд, в настоящее время хочет оказывать давление на компании, в которые она вкладывает деньги. Группа призывает международные компании становиться более прозрачными, оставить в прошлом практику уклонения от уплаты налогов.

Как видите, есть и хорошие новости.

НАТИСКАЙТЕ, ЩОБ ПЕРЕДПЛАТИТИ «НОВУ РЕСПУБЛІКУ»!

04.10.2019 new-republic

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Login form

[wppb-login]

×